eFeuilleton

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Home Bulgakov's Feuilleton Три вида свинства (Three Orders of Swinehood) - Russian

Три вида свинства (Three Orders of Swinehood) - Russian

ТРИ ВИДА СВИНСТВА



"В  наших густонаселенных домах отсутствуют какие-либо правила и порядок общежития."

(Из газет)


1. БЕЛАЯ ГОРЯЧКА



Пять раз сукин сын Гришка на животе, по перилам, с 5-го этажа съезжал в "Красную Баварию" и возвращался с парочкой. Кроме того, достоверно известно: с супругами Болдиными со службы возвратилось 1  1/2  бутылки  высшего  сорта нежинской  рябиновки   приготовления   Госспирта,   его   же   приготовления нежно-зеленой русской горькой 1 бутылка, 2 портвейна московского разлива.

- У Болдиных получка, - сказала Дуська и заперла дверь на ключ.

Заперся наглухо квартхоз, пекарь Володя и Павловна, мамаша.

Но в 11 часов они заперлись, а  ровно  в  полночь  открылись,  когда в комнате Болдиных лопнуло первое оконное  стекло.  Второе  лопнуло  в  двери. Затем последовательно в  коридоре  появился  пестик,  окровавленная  супруга Болдина, а засим и сам супруг в совершенно разорванной сорочке.

Не всякий так может крикнуть "караул", как  крикнула  супруга  Болдина. Словом, мгновенно во всех 8-ми окнах кв. 50,  как  на  царской  иллюминации, вспыхнул  свет.  После  "портвейного  разлива"   прицелиться   как   следует невозможно,  и  брошенный  пестик,  проскочив  в  одном  дюйме  над  головой квартхоза, прикончил  Дуськино  трюмо.  Осталась  лишь  ореховая  рама.  Тут впервые вспыхнуло винтом грозовое слово:

- Милиция!

- Милиция, - повторили привидения в белье.

То не Фелия Литвин с оркестром в  100  человек  режет  резонанс  театра страшными криками "Аиды", нет, то Василий Петрович Болдин режет свою жену:

- Милиция! Милиция!


2. ЗАКОННЫМ БРАКОМ


Когда молодой  человек  с  усами  в  штопор  проследовал  по коридору, единодушно порхнуло восхищенное слово:

- Ах, молодец мужчина!

Ай да Павловнина Танька!

Подцепила жениха!

Молодец мужчина за стыдливой  Таней,  печатницей,  последовал  прямо  в комнату э 2 и мамаше Павловне сказал такие слова:

- Я не какой-нибудь супчик, мамаша. Беспартийная  личность.  Я  не  то, чтобы поиграть с невинной девушкой и выставить ее  коленом.  А  вас  мамаша, будем лелеять. Ходите к обедне, сам за вас буду торговать.

Пошатнулась суровая Павловна, и поехал  мерзавец  Шурка  по перилам в Моссельпром за сахарным песком.

Обвенчался молодец мужчина в церкви св. Матвея, что на Садовой  ул.,  и видели постным маслом смазанную голову молодца мужчины рядом с головой Тани, украшенной флер-д'оранжем.

А через месяц сказал молодец мужчина мамаше Павловне:

- И когда вы издохнете, милая мамаша, с вашими обеднями. Тесно от вас.

Встала Павловна медленно, причем глаза у нее стали как у старого ужа:

- Я издохну? Сам сдохнешь,  сынок.  Ворюга.  Обожрал  меня  с  Танькой. Царица небесная, да ударь же ты его, дьявола, громом!

Но не успело ударить громом молодца мужчину. Он  медленно  встал из-за чайного стола и сказал так:

- Это кто же такой "ворюга"? Позвольте  узнать,  мамаша?  Я  ворюга?  - спросил он, и голос его упал до шепота. -  Я  ворюга?  -  прошептал  он  уже совсем близко, и при этом глаза его задернулись пеленой.

- Караул! - ответила Павловна, и легко и гулко  взлетело  повторное:  -

Караул!

- Милиция! Милиция!

Милиция!


3. ИМЕНИНЫ


В день святых Веры, Надежды и Любови и матери их Софии  (их  же память празднуем 17-го,  а  по  советскому  стилю  назло  30-го  сентября)  ударила итальянская гармония в квартире  э  50,  и  весь  громадный  корпус  заходил ходуном. А  в  половине  второго  ночи  знаменитый  танцор  Пафнутьич  решил показать, как некогда он делал рыбку. Он ее  сделал,  и  в  нижней  квартире доктора Форточкера упала штукатурка с потолка, весом  в  шесть  с  половиной пудов. Остался в живых доктор лишь благодаря тому обстоятельству, что в  тот момент находился в соседней комнате.

Вернулся Форточкер, увидал белый громадный пласт и белую  тучу  на  том месте, где некогда был его письменный стол, и взвыл:

- Милиция! Милиция!

Милиция!


Михаил Булгаков,

литератор с женой, бездетный,

непьющий, ищет комнату в тихой

семье.


"Красный перец",1924 г.


Литвин  Фелия  Васильевна  (1861-1936)  -  знаменитая  русская  певица, диапазон  голоса  которой  охватывал,  по  выражению  специалистов,  две  с половиной октавы от нижнего соль до верхнего ре. С легкостью  необыкновенной она исполняла Джильду в "Риголетто" и Кармен в одноименной опере Визе,  была непревзойденной исполнительницей  партий  Брунгильды  и   Изольды,   вообще вагнеровского репертуара. Скорее всего, М. А. Булгаков слушал Фелию Литвин и восхищался ее мастерством.